Tags: фокусы с буквами

Lia

(no subject)

Давненько здесь ничего под этим тэгом не было)

… вижу солнечные лучи. Нет, доктор, понимаете – именно лучи. Такие тонкие, полупрозрачные. Вы никогда не замечали – они даже ночью есть. Просто спят, и их почти не видно. Но я-то знаю, что они есть, я-то их вижу. И так от этого на душе радостно… Я, когда первый раз увидел, понял – ночь это просто изнанка дня. И там, кажется, хаос, темно так и непонятно, а приглядишься – да это же хвостики-узелочки солнечных лучей торчат! Знаете, когда мама вышивает, так же получается. Правда, здорово, доктор?
*
**
*

…и еще – эти ресницы. Вы видели, какие ресницы у росянок? Да, это ресницы. И они, росянки, тоже так романтично-стыдливо клонят голову книзу, а ты, глупая муха, смотришь завороженно и подлетаешь ближе. И всё, всё. 

С другой стороны, когда последнее, что ты видишь в жизни – эти подсвеченные солнцем ресницы или, если не успел зажмуриться, странного цвета глаз – это ведь не худшая жизнь была, да.


Lia

(no subject)

Маленькая девочка не любила осень, пока однажды не встретилась с ней. Это произошло в заброшенном парке. Маленькая девочка сидела на скамейке, и тут в руки ей упал желто-красный листок. Маленькая девочка взяла его в руки: листок был теплым и сухим. И она поняла, что это Осень протягивает к ней свою руку и хочет подружиться. У Осени было много друзей.… И Осень их любила, а они любили ее, потому что иначе, Осень бы не стала с ними дружить.  Просто такая она была… Осень…

Осень всегда заботилась о своих друзьях. Она выкладывала перед ними тропинки из самых ярких листьев, укутывала теплым ветром, как большим уютным шарфом, и ласково гладила по волосам рукой. Заботливая она была… Осень…

А еще Осень любила дарить подарки. Подарки у Осени были необычные, и вряд ли кто мог подумать, что это вообще подарок. Маленькая девочка тоже получила такой подарок от Осени. Осень его долго готовила. Сначала приготовила свой любимый красный шланг, потом включила на всю мощность воду, заткнула пальцем дырку и стала поливать весь город. Маленькая девочка тогда как раз шла по тихой алее, и ливень застал ее врасплох. Стараясь не промочить ноги, маленькая девочка добежала до крохотной кофейни… Там она познакомилась с Маэстро. Он был смешной и рыжий, и напоминал ей Осень. Они пили горячий шоколад, и маэстро улыбался, а иногда смеялся. Потом смешно корчил лицо, и тогда маленькая девочка начинала смеяться вместе с ним. А Осень смотрела на них из-за стекла и радовалась их счастью. А как было не радоваться, ведь это же был ее подарок! Смешная она была… Осень… и рыжая…наверное.

У Осени был друг Море. Она его очень любила. Всегда укрывала его пятки ярким пледом из листьев и мягко гладила по голове. А иногда Осень дурачилась. Она облизывала лоб Моря и от этого его челка становилась вихрастой и непослушной. И тогда Море сбрасывало плед с ног и хватало осень за руки, разбрызгивая капли во все стороны. А Осень смеялась и лизала его вновь. Озорная она была… Осень…

Как-то раз маленькая девочка и Осень поссорились. Маленькая девочка  не помнила, из-за чего это случилось. Осень перестала с ней говорить. И когда маленькая девочка спрашивала ее о чем-нибудь, то Осень отвечала быстро и коротко, и из ее рта вырывался холодный вихрь. А еще она разметала листья с тропинок, по которым ходила маленькая девочка, и теперь та видела перед собой только скучный серый асфальт. Обиженная она была…Осень…

А потом они помирились… Просто маленькая девочка пришла к Осени и протянула ей тот самый листок, который Осень подарила в первую их встречу. И Осень обняла маленькую девочку и что-то шептала на ухо. А потом вдруг сорвалась и стала швырять в маленькую девочку листья и озорно смеяться. Она умела прощать… Осень…

А еще Осень любила поспать. Она всегда просыпала начало дня, поэтому  дни становились все короче и короче. А маленькая девочка вставала рано и смотрела, как спит осень, и боялась ее потревожить. Даже листья на дороге не трогала. Такая она была…Маленькая девочка…

А потом Осень ушла, махнув на прощанье ворохом листьев. И маленькая девочка скучала. Она сидела все в той же крохотной кофейне вместе с Маэстро… Он был рыжий и напоминал ей осень…   


P.S. По мотивам образа одной из хозяек этого ЖЖ... А может и не одной... загадочные они... хозяйки этого ЖЖ...
Lia

(no subject)

"Какой-то странный взгляд - славянский и не русский. Какой-то странный запах - родной и незнакомый"
Я увижу потом, что получится из того человека, которого я знаю. Я узнаю то, что останется от тебя и попробую понять, как случилось остальное. Как тёплые касания стали легко-прохладными?... Я понимаю их как ветер, тот самый, шуршащий верхушками сосен и пахнущий не желающим нагреваться морем. А тот человек, которого я знала, был похож на такой бриз, но ощущался как тёплые порывы ветра от костра - они несут дым, от них слезятся глаза, но они означают свободу и бесконечную беззаботность. А тогда - тогда все будет  наоборот. Снаружи станешь значим, а внутри - пуст. Знания, опыт переживаний и палитра ощущений будут в твоих глазах, а внутри не будет человека.
Я и сейчас эгоистка, и тогда буду - человек для меня - только тот, кого люблю и знаю. Или хочу знать. Или хочу любить. Или все вместе, до головокружения от непонимания. А остальные - картинки и образы, более или менее полные.


Знаешь, я не хочу увидеть тебя в этом "потом". В том, где ты сам(сама?). Не хочу, чтобы люди превращались в образы, за которыми нет вас, которых я люблю. По которым тоскую.


Дорогой Бог... Впрочем, тебе все равно, я так понимаю... Ладно, надеюсь, я смогу для тебя сделать больше, чем ты можешь для меня. Ты ведь живешь где-то своей неизвестной мне жизнью, и не знаешь толком про все то, что у тебя нечаянно получилось - про мой мир. Зато я про тебя знаю. Кажется. Да, кажется, я что-то знаю про тебя. Или чувствую. Или думаю про тебя... Думаю сердцем.

Дорогой Бог, если что - все претензии к самому себе. Я, знаешь ли, по образу и подобию. *показывает язык*-то
Lia

...двухлетней давности.

Апельсиновый рассвет. Запахи росы и ночной липкой прохлады. Ощущение ментоловых прикосновений на коже. Душе тепло. Сердце стучит то ровно, то нервно, быстро, будто бы боясь куда-то не успеть. «Идем?»

Ярко-синее дневное небо – васильковое. Запахи жары, раскаленного песка и неторопливых рваных мыслей окружающих. Обжигающие плечи лучи солнца, обжигающий ступни песок, холодок в душе. Сердце подстраивает ритм под внешнее: смеешься – быстро, молчишь – медленно. «Ещё?»

Каряя послеполуденность. Даже запахи плавные, тягучие. Приятное тепло вокруг. Вода – парное молоко – не ощущается. Душа тоже.
Сердце стучит ровно и очень тихо. «Уходим?».

Золотистые блики вечера. Запахи душа, салатов. Мокрые волосы, прилипшие к спине, ветер с моря вокруг. Умиротворенное ожидание чего-то в душе. Сердце рвется наружу. Посмотреть на совершенный мир. «Пришли?»

Прозрачно-притягивающая ночь. Запахи молодости, шампанского, сигарет и веселья. Материальность темноты вокруг – обнимает, заставляет ускорить шаг. Охотничий азарт в душе. Сердце ведет себя странно: спешит куда-то, но так тихо, что о нем можно забыть. «Там?»

 
Lia

***

Городской человек. Человек, в котором, кажется, живет ветер, время от времени притворяющийся музыкой. Он, Человек, говорит, и это - как вид домов Старого Города, мелькающих в окне машины: кажется, забываешь тут же, но на самом деле - западает в самые глубины сердца, не разума. Говорит разное и по-разному: именно так разнится от минуты к минуте Нева. Суть и душа - всегда одни, внешнее выражение - противоположное.
У Человека четкие черты - не греческие, но вполне себе римские. Их выразительность - в мелочах, в по-разному приподнятых бровях, в подрагивающих уголках губ. Выражение глаз - как выражение голоса - всегда безумно разное, но одинаковое. Распахнуты ли они в небо, цепко ли вглядываются во встречные дома и лица - всегда проецирует увиденное на себя, внутрь, пропускает воздух сквозь свое сознание и свое тело.
Вокруг Человека не толпятся люди. Он сам приходит когда ему нужно куда ему захочется, становится частью компании - обманчиво глубокой частью, настолько естественной, что кажется неотъемлемой. И так же легко и просто уходит в свою жизнь, доверчиво распахнутую дверь с сотне неиспользуемых замков. Другое дело - дверь эта ведет, видимо, к сейфу, код которого врядли кто сумеет подобрать.
Уходя, Человек на какое-то время оставляет свою атмосферу. Сомнительная замена, согласна, но все же. Такая атмосфера - это запах, настроение и ощущение. Запах человека, внутри которого прохладным сырым вечером - жар. Так пахнут гонки на спортивных машинах - ночью, людьми на шоссе, давно привыкшим к своей пустоте, немного - алкоголем в крови этих людей и травкой в их тонких сигаретах. Настроение "правильного" происходящего. Ощущение легкости и простоты решений без крайностей и истерик, незавершенности.
Lia

Зарисовка...

Волнение... Выдох...Вдох... Тук-тук-тук... Сердце работает в усиленном режиме..ПОРА!
Зал.Овации..Ожидание..ОНА! Руки горят от постоянных обжигающих ударов друг о дружку...
Шаг...Поворот...Прыжок.Удар ногой. Главное не сбиться...Не сбиться... Тук-Тук...Пятки выстукивают ритмы сердца...Тук-тук-тук... Вдох..Выдох...
Завороженные лица..Полупрозрачные улыбки... Верные сцене глаза... ОНА! В этот момент существует только ОНА! Легкая как весенне облако, вечная как бесконечность... Не богиня...Нет...Выше.Ярче.Светлее.
Рука.. Вверх..Вдох..Вниз...Выдох.. Тук .сердце..Тук..Удар ладонью..Четкий, резкий,звонкий..Тук-тук-тук...
Удар ладони о ладонь...Удар..Удар...
Тук-тук-тук...
Удар-удар-удар...
Еди
нение...
Lia

(no subject)

Ты любишь меня. Я чувствую твою любовь в каждом взгляде, каждой мысли, каждом твоем вздохе. Ты умеешь показать свою любовь, не навязывая ее. Словно окутываешь в мягкий шелк прикосновений и непроизнесенных  "я люблю тебя". Не требуешь ничего взамен, но многим делишься. Самой своей жизнью.
 
Ты можешь все. Я привыкла к этому, эта уверенность составляет неотъемлемую часть моего существования. Так есть, так было, так будет - независимо от того, буду ли я рядом с тобой. Достать звезду с неба или просто отбить друга у противоположной группировки \даже если будет один против десяти\ - ты сможешь. Ты знаешь это, и доказательства - те самые, которых мне не нужно - в каждом твоем поступке.
    
Ты любишь петь. Любишь слушать свой голос в записи - и ведь действительно, тебе есть чем гордиться =) Твой голос - он потрясающий. Девушки и юноши, помню как будто это было вчера, буквально стелились у тебя под ногами, раздевались в прыжке к твоим окнам - а тебя это так раздражало... Убедить их, что влюблен, любим, счастлив - у тебя это получалось. Они верили, что кроме твоего счастья им больше ничего не нужно =) У меня нет ни одной твоей записи. Может, оно и к лучшему - зачем бередить прошлое? Ведь было обещание - "Ни когда больше. Хватит. Ребята, я обещаю - больше никогда не записывать песен! Ну там, интервью всякие - когда уровень моей знаменитости зашкалит - это понятно*ухмылка в твоем стиле - "хуже меня нет!"*. А вот песен - НИКОГДА! Я распускаю группу, ребята".
  
Ты всегда держишь свои обещания. Говорится в таких случаях - твое слово тверже стали. Здесь см. пункт второй - все можешь, но зачем это демонстрировать? Поэтому ты очень мало обещаешь. "Я попробую, но не обещаю" - за этой формулировкой всегда тебе было легко спрятаться. Я научилась этому у тебя, благодарю.
    
Ты всегда пахнешь чем-то жарким, даже если вокруг - холодно и промозгло. Ты - как костер, который горит всегда изнутри. Негасимое пламя - это ты. Ты можешь стать для кого-то источником света в непроглядной тьме - используй этот шанс.  Я помню твои слова - "Ты светишься, Ли, светишься изнутри. Это здорово, но когда мы рядом, нас обоих не видно - только сплошная вспышка света!" - видишь, мне пока хватает своего света, хоть он и не похож на твой. Ты холодней, бесстрастней - с тобой я могла быть такой же. Без тебя совсем изменилась... К лучшему или к худшему - не знаю, но факт.

Я люблю тебя. Таких друзей у меня не было никогда - такое не повторяется. Действительно, это была дружба - и ночи, проведенные вдвоем *ладно, дни, утра и вечера, не придирайся к словам, это мелочи =))))* прекрасно вписываются в эту картину. Смятая постель в твоей квартире *ладно, бардак со стола на полу, ванная, кухня... позже мы стали убирать все, что могли нечанно смахнуть, а твоя мама удивлялась - куда делся твой вечный творческий беспорядок, в котором, кстати, я всегда могла найти нужное?*, окна нараспашку, три часа времени на двоих - я все-все помню. И да, это Дружба, что бы ты не говорил! Я люблю тебя, безумно люблю до сих пор - но не так, как ты любишь меня. Как друга, побратима и себя. Люблю.
Lia

А помнишь?

А помнишь, ты называл меня недотрогой? Да, я была скромным милым созданием с распахнутыми глазами, рядом с тобой – вечным бабником и разгильдяем. Образ мальчиша – плохиша вжился в тебя навеки. Обаятельный гад. Соблазнительная сволочь. Это все про тебя. Ты всегда требовал внимания от публики, а она готова была аплодировать тебе и носить на руках. Мужчины, женщины…неважно, кто стал жертвой твоего безудержного обаяния, главное  - твое полное доминирование. Ты получал от этого удовольствие, помнишь? И сейчас получаешь, как бы не отрицал…

А помнишь, как мы стояли под луной и ты читал мне стихи? Ненаписанные, на ходу придуманные стихи… Твои… Искренние… Помнишь? Я всегда ценила в тебе романтичность натуры, просто потому что сама подвержена этому недугу.  А потом нас увидел кто-то, кто не должен был, помнишь? А ты просто махнул на них рукой. Еще один твой плюс – не падать в пучину чужих мнений и взглядов. Жить по своим законам, не потакать никому, но в тоже время всегда высказывать заинтересованность в чужих делах.

А помнишь, моя бабушка застала нас вечером целующимися? И потом следила за нами, помнишь? А мы, как дети, играли с ней в прятки, находя все новые и новые места для поцелуев, вздрагивая при каждом шорохе, будь-то ветер или прохожий. Иногда ты был таким ребенком… И тогда хотелось обнять тебя, напоить вкусным чаем и рассказать какую-нибудь небылицу, которую обычно родители читают своим детям в надежде на прекращение их мелких шалостей.

А помнишь как мы толпой играли в карты? Помнишь, как ты вечно мухлевал, только чтобы досадить мне? Тебе так нравилось, когда я злюсь… Ты был жесток порою, но все-таки слишком обаятелен, чтобы долго на тебя злится.  И  еще все время пытался подчинить меня себе, а я каждый раз ускользала. Ты злился, ты рвал и метал, наверное, этим я и притягивала тебя, такого ловкого охотника, у которого так и не получилось опутать меня своими сетями.

А помнишь, как мы бежали под ливнем? А потом стояли в подъезде, обнявшись, помнишь? Мы тогда, были уже просто друзьями. Точнее ты был для меня просто другом, но сам никак не мог смириться с тем, что теперь мы only friends. Было так мило слушать: « А можно я тебя обниму? Хоть раз? Только как друга? Можно?» Я не знала тебя таким раньше. Ты ни с кем так себя не вел, ни у кого не спрашивал разрешения, был волен в своих действиях, неужели это я так изменила тебя?

А помнишь??? Да что я спрашиваю, конечно же ты помнишь…

Lia

(no subject)

Картинка
Глаза. Когда пьяна - собой, чужим, алкогольным ядом - стекляшки нараспашку. Глаза удивленной птицы. Темные глаза с практически густым взглядом - если грустно. Бесцветные со штормом ярости внутри. Раскрытые навстречу -если ищет в тебе что-то. Колючий взгляд. Редко прямой взгляд в глаза. Сейчас лучше, раньше - только на губы. Странные тогда были ощущения. Сейчас таких не бывает. Мы ведь меняемся.
Руки. Небольшие и неузкие кисти. Маленькие пальцы. Так редко сжимаются в кулаки. Больше расслаблены. "расправлены" как расправляют крылья. Нельзя улететь на таких маленьких. не выдержат. а жаль, да?
Ноги. Маленькие стопы. Коленки в синяках, как у семилетней пацанки. И не скажешь что made by erotic dance, скорее by kazaki-razboiniki. Кого-то напоминает. "Кузнечик" - я уже и привыкла. по привычке закатываю глаза, а уже не передергивает, нет *но это секрет, конечно*
Звук
Печатает. По звуку можно определить настроение и текст посления. Легкие, неощутимые постукивания - тяжелые удары, как топот - рваный ритм каких-то варварских танцев - гармоничный ритм венских балов.
Идет. Расслаблена, витает где-то в облаках - топочет, как маленький ребенок. Пришла со свидания, задумчивая, хорошо ей - а идет, как будто женщина в возрасте, мать семейства после тяжелого рабочего дня. Впрочем, это быстро проходит.
Говорит. Громко, не регулируя голос, независимо от времени - час дня или четыре утра. Эмоционально - даже если пытается скрыть что-то. Модуляции голоса выдают все и сразу.
Дышит. Чаще быстро, сильно, нервно, хотя внешне - абсолютно спокойна. Ночью сопит, уткнувшись в подушку и укрывшись волосами.
Смеется.  Тихо, с присвистываниями и похрюкиваниями. Громко, с истерическими нотками. Громко, на моей груди, прохожие оглядываются, качают головами укоризненно. А шли бы вы все лесом, а?
Наощупь
Жесткие брови. Холодные уши - дурочка =) Прохладная всегда кожа - даже если горячая.
Движение
Гибкие линии движений в прошлом - на изнанке век. Неловкие движения - как молодой пес, радующийся всему, чему только можно. Угловатая во сне, текучая, как вода - когда проснулась и сама, и мозг, и тело.
Запах
Шея - там, где начинаются волосы - пахет лимонным тальком - знаешь, такой делают для штангистов. Соевый соус ( ?! ) под ухом с одной сережкой. Кожа пахнет грейпфрутом, это я знаю точно - независимо от твоих духов, геля для душа и всей прочей фигни.
Lia

Две крайности одной истории.

Иногда ты пахнешь радостью, такой, какую испытываешь, когда старая улыбчивая бабушка достает из духовки долгожданный яблочный пирог с корицей и в воздухе витают запахи теста, пряностей и неумолимой заботы и любви. Иногда грустью, которая наступает, когда расстаешься с кем-то близким, печально машешь вслед уходящему поезду, а потом садишься в метро, вдыхаешь этот запах вечной толпы и растворяешься в общем потоке мыслей. Но один запах всегда окружает тебя, неизменно от погоды, настроения, окружающее не властно над ним. Ты пахнешь сказками, рассказанными на ночь, хранящими в себе загадку и так манящими своей нереальностью. Каждый мечтает попасть в такую и лишь немногие живут с ней в душе, не пытаясь нарушить ее хрупкий мифический мир.
Ты напоминаешь дождь. Летний дождь. С солнцем. С грозой. В зависимости от твоего настроения. Ливень. Или же мелкая морось. Ласкаешь каплями лицо, руки, тело. Или беспощадно бьешь, обжигая тонкими, холодными струями. А я земля. Ты питаешь меня, даришь мне свою нежную заботу, обливаешь любовью. А иногда пытаешься уйти. Но капли бесконечно падают вниз, как бы не хотелось, чтобы они лились вверх. Я жду тебя, и ты даешь мне то, что я хочу. Мы становимся одним целым. Земля и вода. Тянемся друг к другу. Необходимы друг другу. Но все же такие холодные. Такие жесткие. Раним друг друга, а в итоге твои капли все - равно стекают в сущность моего бытия.
Ты как мартовский кот. Любишь понежится на солнышке, поиграть в свое удовольствие, с особым снисхождением и мягкой ленцой позволяешь делать другим все за тебя, даже, если твое участие необходимо. Это раздражает меня. Я мышкой шныряю везде, делаю все, но не по твоей воле, а просто потому, что не могу стоять на месте. Потому, что не люблю слышать на милый писк, всеобъемлющее МЯУУУУУУУ. Мы должны быть врагами, но мы нашли путь к сосуществованию.
Ты – игрок, актер. Никто не знает, какую роль ты себе выберешь. Никто…Кроме меня. Не всегда. Это факт. Но я научилась читать твои пьесы. Сбить меня можно только новаторством в них, или же новым сюжетом. А ты в ответ читаешь мою душу, как еще одну из своих пьес. Читаешь с интересом, потому что мы – люди искусства, природы, мистики. Мы ищем друг в друге вдохновения, критики, всплесков и мы способны дать это друг другу.
Ты любишь обжигающий свежий кофе. А я жить не могу без мороженного. Ты боготворишь жару, а я тяготею к прохладе. Две крайности: огонь и лед. Но кофе растапливает мороженное, а мороженное, в свою очередь охлаждает горячность кофе. В нашем союзе нет корысти. За каждую полученную выгоду, я плачу своей возможностью и наоборот. Поэтому мы вместе.
Ты любишь выдумки, а я слишком заинтересованный слушатель, чтобы остановить тебя. Я развиваю твои темы, разматываю клубок твоих мыслей. Мне не требуется подтверждения, что ты думаешь так же, я это чувствую, знаю. И ты знаешь это. Ведь мы вместе любим покопаться в ворохе мысленных листьев.
Ты любишь фотографировать. А я люблю, когда ты меня фотографируешь. Фотограф и модель нашли друг друга. Я могу раскрыть свой образ только когда знаю, что по ту сторону объектива стоишь именно ты.
Ты иногда наводишь меня на мысли об убийствах. Я знаю, что не лишу себя жизни, но во мне поселяется иногда непреодолимая тяга задушить тебя, освободить от себя. Но ведь ты в этот момент не упустишь шанса вонзиться клыками мне в горло?...